Робер Оссейн: «Самое главное, что в России нет хаоса»

1580944_five

Материал pravda.ru

Знаменитый французский актер и режиссер Робер Оссейн покинул нас навсегда. Он ушел из мира, но оставил в качестве наследия уникальные образы. Сотни ролей в фильмах и спектаклях подарили зрителям яркие культурные впечатления и эмоции, которые сохранятся в их памяти навсегда.

Он играл на экране и на сцене с такой страстью, с таким драматизмом, что энергетика, исходящая от его персонажей, заставляла зрителей погружаться без оглядки в происходящее и переживать то, что переживал в тот момент сам актер.

Ни для кого не секрет, что Робер Оссейн являлся потомком эмигрантов, бежавших из Российской империи. Все, что было связано с исторической родиной, для Оссейна было дорого и свято, он не разрывал связь со своими корнями. Рожденный во Франции и воспитанный в духе культуры страны, которая сделала его кумиром миллионов французов, он всячески поддерживал важные проекты, освещающие историю белой эмиграции. Он содействовал культурным деятелям, которые в своих фильмах, спектаклях, книгах повествовали о том, какой огромный научный, художественный, социальный вклад привнесли русские в западное общество.

Робер Оссейн считал, что появление русской аристократии во Франции явилось мощной подпиткой для всего, что именовалось культурной жизнью этой страны. Одним из ярких представителей старинных аристократических родов является продюсер Дмитрий Корнилов.

Дмитрий Евгеньевич много лет занимается производством документальных фильмов, которые посвящены жизни русских эмигрантов во Франции. Например, фильм “Альбатрос” наглядно доказывает, что русские стали одними из родоначальников французского кинематографа, обеспечив ему мировое признание. Корнилов с особой гордостью делится воспоминаниями и рассказывает, как участие знаменитого Робера Оссейна в его деятельности принесло особую популярность проектам о русских эмигрантах. Объединяла Корнилова и Оссейна в этом направлении — историческая родина, земля предков — Россия.

“Наше знакомство с Робером, — вспоминает Дмитрий Евгеньевич, — произошло более сорока лет назад. После знакомства на протяжении многих лет мы постоянно общались по самым разным вопросам. Периодически приходилось встречаться в российском посольстве в Париже, там проходили мероприятия, посвященные русской культуре.

На одной из таких встреч Робер узнал, что я приступил к съемкам своего документального фильма “Альбатрос”. Он сказал: “Дмитрий, то, что вы делаете, это самая настоящая миссия! Важно, чтобы общество не забыло о трагедии русских эмигрантов. О том, какое социальное значение имела их деятельность для Франции. Я буду с вами всей душой, помогу чем смогу. Для меня тема фильма очень важна”.

Тогда я пригласил его на премьеру фильма, он приехал и выступил на сцене перед показом. Оказалось, что тема эмиграции для него была настолько значимой, что все мои другие документальные фильмы об этом находили сильный отклик в его душе”.

Когда фильм “Альбатрос” закончился и погас экран, Оссейн плакал. Он вспомнил свое детство, своих родителей и соотечественников. Он так и не забыл, какие тяготы и лишения выпали им, потерявшим родину, к которым Оссейн причислял и себя.

Документальная лента “Альбатрос” повествует о трагической судьбе белых эмигрантов, основавших в начале 20-х во Франции одну из первых больших киностудий. Она была названа “Альбатрос” по аналогии с птицей, которая считается символом бесприютности и постоянно ищет новое пристанище.

Франция стала родным домом для многих русских, бежавших от революции. Среди них были родители Робера Оссейна. Сам Робер, он же Абрахам Гуссейнофф, родился в Париже 30 декабря 1927 года. Его отец, скрипач и композитор Андре Оссейн был родом из Самарканда, а дедушка из Азербайджана. Перед Первой мировой войной Андре Оссейн учился в Москве, в 1921 году эмигрировал в Германию, где учился в Штутгартской и Берлинской консерваториях. В Германии он встретил пианистку и комедийную театральную актрису Анну Марковну Минковскую. Анна была родом из Бессарабской губернии, откуда ее семья бежала после Октябрьской революции. Родители артиста поженились 10 августа 1927 года в Париже. Благодаря матери Робер с детства хорошо говорил по-русски, что позволило ему впитывать русскую культуру.

Родители Робера очень нуждались, и чтобы как-то спасти ребенка от голода, они отдали его в русский кадетский корпус в Версале. Все преподаватели кадетской школы были бывшими офицерами царской армии, представителями старинных аристократических фамилий. Здесь Робер получил прекрасное воспитание и установку: дисциплина и самоотдача — это самые главные качества характера. Что, кстати, сыграло положительную роль в его актерской карьере. Как отмечали многие его партнеры, Робер отличался огромной работоспособностью и организованностью.

“Когда мы узнали, что оба учились в одном и том же кадетском корпусе, — вспоминает Дмитрий Корнилов, — и у нас общие теплые воспоминания о наших педагогах, это буквально нас сроднило. Мы вспомнили, как по утрам нас строили на плацу в шеренгу, а потом мы поднимали русский флаг и пели гимн “Боже, царя храни”. И мы маленькие мальчишки в белых рубашках воспринимали происходящее очень серьезно. В школе обучались только русские дети, которым давали военное образование, хорошее воспитание и светские манеры”.

Дмитрий Евгеньевич рассказывает, что не раз с Оссейном они вспоминали прошлое. Они говорили друг другу: “А помнишь того белого генерала, который нам преподавал? Как он нас муштровал? А помнишь, что нам давали на обед? А помнишь, какие военные дисциплины нам преподавали?”.

Корнилов и Оссейн оба искренне смеялись, вспоминая детские годы. Хотя тогда в детстве им часто было не до смеха. Скучали по дому, хотели вернуться к родителям. Хотя Робер по секрету признался Корнилову, что только в школе он перестал голодать.

На тот момент его семья была очень бедна, они все время переезжали с места на место, пытаясь выжить. Постоянным спутником семейства Оссейнов была нужда, поэтому они были благодарны скромному русскому пансиону.

Отец Робера был музыкантом, играл в ресторанах и клубах джаз, в дальнейшем написал музыку к нескольким фильмам своего сына. Робер обожал своего отца, но вспоминал о своем детстве с ужасом, в своих интервью старался обходить эту тему, настолько ему трудно было признаваться в бедности. Со временем родители встали на ноги, их сын повзрослел и начал посещать театральные студии в Париже. Вскоре состоялось знакомство с русскими кинематографистами, которые оказали на молодого парня огромное влияние. Он ощутил страсть к кинематографу.

В кино Робер Оссейн дебютировал в 1953 году в фильме Пола Кадеака “Набережная блондинок”. А уже в 1955 году снял свой первый фильм “Негодяи отправляются в ад”, предложив в ней роль Марине Влади-Поляковой, на которой в том же году женился. Марина Влади снялась в его фильмах “Простите наши прегрешения”, “Ты — Яд”, “Ночи шпионов”.

“Робер очень любил своих русских родственников, — вспоминает Дмитрий Корнилов, — Поляковы вновь увлекли его русской литературой, поэзией, музыкой. Все православные праздники семья Поляковых отмечала за общим столом, приглашали гостей из русской общины. Он чувствовал себя изгоем, Поляковы собирали русских земляков из высшего света. Там он терялся. Робер иногда откровенничал со мной, как с человеком, которому понятен и близок менталитет русской аристократии. Рассказывал о своей жизни иронично, но было видно, что он страдал из-за властной тещи и трех сестер его жены Марины, которые не воспринимали Робера всерьез”.

У русских родственников были сложные характеры, а бедному, начинающему актеру необходима была поддержка, которой часто не хватало. С ним практически не считались, что больно било по самолюбию молодого человека. У Робера родились два сына, но все равно семейная жизнь дала трещину. Расставание с Мариной Влади далось очень тяжело, он любил свою красавицу-жену. Они разошлись, и молодой актер с головой окунулся в работу.

Оссейн снялся во многих популярных фильмах: “Смерть убийцы”, “Круги под глазами”, “Вампир из Дюссельдорфа”, “Верёвка и кольт”, “Точка падения”. Но настоящая слава пришла к нему только после роли Жоффрея де Пейрака, графа Тулузского в экранизациях Бернара Бордери пяти романов об Анжелике. Партнершей по фильму стала французская актриса Мишель Мерсье. Помимо саги об “Анжелике” они сыграли в трех картинах. Первая картина “Гром Небесный”. В лентах “Вторая истина”, “Веревка и кольт” режиссером выступил сам Оссейн. Работы очень талантливые и заметные, но если любому зрителю назвать имя Робер Оссейн, то зритель бесспорно вспомнит “Анжелику”.

“Если только кто-то заговаривал с ним об этих фильмах, — продолжает делиться воспоминаниями Дмитрий Корнилов, — Робер страшно раздражался. Иногда его это просто бесило. Он снял столько фильмов, поставил столько замечательных спектаклей, а большинство публики воспринимало его только как мужа Анжелики. С актрисой Мишель Мерсье в какой-то момент он перестал общаться, их дороги разошлись, и любое упоминание о Мишель действовало ему на нервы. Многие журналисты обращались ко мне за помощью, чтобы я посодействовал по поводу интервью. Я помогал, но при условии, что не будет никаких вопросов про “Анжелику”.

Робера Оссейна можно было понять, поклонницы преследовали его по всей Европе. Стоило ему появиться где-то в публичном месте, как женщины бежали к нему с криками: “Жофрей де Пейрак!”. Однажды в Ницце вместе со своим другом Роже Вадимом, бывшим супругом актрисы Брижит Бардо, они попытались поесть в ресторане. Вокруг них тут же собралась восторженная толпа поклонниц и поклонников, требующая автографов. Им даже не дали пообедать. Какая-то пожилая дама бежала за ними всю дорогу и умоляла посетить ее яхту, пришвартованную рядом в порту. Но ее можно простить. Магическое обаяние известного артиста действовало на женщин безотказно.

Робер Оссейн очень любил Лазурное побережье. Но он мало отдыхал, практически не брал отпусков. Он писал критические статьи, постоянно снимался, ставил спектакли, много репетировал в театре. Сначала в “Мариньи”, в Париже, потом в провинциальном театре города Реймс, куда он добровольно уехал работать, оставив шумный Париж. Оссейн прочитывал массу сценариев, которые ему привозили, в каких-то планировал сниматься, какие-то хотел поставить сам как режиссер. Его даже звали в политику, но его это совершенно не интересовало. Робер был настоящим артистом он никогда не соглашался участвовать ни в какой политической деятельности. Его страстью были только театр и кино.

Друзья часто приглашали его приехать отдохнуть в Ниццу, в Канны, в Сен-Тропе или посетить Италию, он отказывался. Он не любил прохлаждаться, тратить драгоценное время на веселье. Даже не праздновал дни рождения, предпочитая в этот день репетировать.

Следующим серьезным поводом для общения стал проект Дмитрия Корнилова — фильм “Белые русские на Ривьере”. История о том, как представители русской аристократии жили на Ривьере в начале 19 века. О том, как своим присутствием они облагородили Ривьеру. Спустя многие десятилетия из этого сословия выйдут известные писатели, ученые, художники, мыслители, культурные деятели, военные.

“Когда я поделился с Робером, о чем будет мой следующий документальный фильм, — говорит Дмитрий Евгеньевич, — он сказал, что будет ждать с нетерпением окончания съемок. Робер хотел достойно представить картину французскому зрителю, высказать свое мнение по поводу того, сколько Франция обрела для своей культуры благодаря представителям старинных русских дворянских родов”.

Робер обещал дать большое интервью для фильма. Говорил, что очень хочет, чтобы французы узнали, какая замечательная культура была в России и как это повлияло на балет, театр, музыку, кино, моду во Франции.

Оссейн с годами не утратил связь с русскими корнями. Его детство прошло во Франции, но Россия вызывала в нем какую-то непонятную ностальгию. Он попробовал осмыслить тягу к этой загадочной земле, что отобразилось в биографической книге “Ностальгия”. Любовь к русской литературе вылилась в театральные постановки русской классики, чего только стоит грандиозный спектакль “Преступление и наказание”, в котором он сыграл Раскольникова.

Оссейн нашел время и посетил Россию. Он прилетал и в СССР, и в страну, пережившую перестройку. Посещал страну несколько лет назад, встречаясь с представителями правительства и культуры.

“Робер говорил, — делится Дмитрий Корнилов, — что Россия большая страна, в ней много национальностей и разных противоречий. Управлять такой территорией очень сложно. Он не скрывал своей симпатии к президенту Путину и с одобрением отмечал тот факт, что сегодня в России нет хаоса и беспорядка. Оссейн считал, что самое главное, что в стране стало безопасно. Он ненавидел разные революции, когда проливается кровь ни в чем не повинных людей. Не видел в этом никакой романтики”.

А когда он узнал, что его друга Дмитрия Корнилова пригласили в Крым в качестве почетного гостя на Международный кинофестиваль “Победили Вместе” и ему удалось посетить могилу предка адмирала Корнилова, то очень живо интересовался, какое впечатление тот получил от поездки.

“Тогда я привозил на премьеру свой фильм “Альбатрос”, — говорит Корнилов, — много ездил, встречался с людьми, мне удалось увидеть почти все крымское побережье. Робер спросил меня: “Дмитрий, с чем можно сравнить Крым по климату?” Я отвечал: “С Тосканой”. Они действительно похожи между собой по мягкой солнечной погоде, по атмосфере. Роберу понравилось это сравнение, он очень хотел посетить эту прекрасную землю. Но ему, к сожалению, не довелось. Но зато он три раза побывал в Баку на родине своего деда по отцу”.

Робер Оссейн о своей жизни, о творческой деятельности, о поездках на историческую родину написал две книги — “Слепой часовой” и “Кочевники без племён”, но не спешил подводить никаких итогов. У него были огромные творческие планы, которые он воплощал в жизнь. После того как Робер Оссейн уехал из Парижа, он поселился сначала в Реймсе, где возглавлял Национальный народный театр, затем перебрался в город Витель, поближе к горам, к чистому воздуху. Повсюду его сопровождала верная жена Кендис Пату, которая стала его музой и соратницей.

В последние годы Робер Оссейн был буквально одержим идеей поставить мюзикл “Нотр-Дам де Пари” по роману Виктора Гюго “Собор Парижской Богоматери”. Создать мюзикл хотел совместно с российской стороной. Для чего инкогнито прилетал в Москву на переговоры и встречался с партнерами. Он не хотел никакой шумихи, никакой прессы, всего того, что отвлекало от работы. Постановка, в которой планировалось задействовать русских и французских актеров, танцоров, музыкантов, постановщиков, стала бы для российской культурной жизни большим событием. Планировалось, что французские продюсеры вложат основную часть средств, остальное требовалось от российских партнеров. За российской стороной ожидалось продвижение. Премьера мюзикла должна была состояться в Москве и в Санкт-Петербурге.

“Нотр-Дам де Пари” уже ставили в Париже, французские продюсеры вложили в него огромные средства, и он принес колоссальную прибыль, об этом много писали средства массовой информации. Поэтому предложение для российских партнеров было вполне масштабное и перспективное. А благодаря грандиозной постановке многие российские актеры обрели бы работу и, самое главное, мировую популярность. Но, к несчастью, пандемия перечеркнула все планы, она унесла жизнь талантливого французского артиста и режиссера. И планы о совместной культурной деятельности французов и русских остались в прошлом.

Дмитрий Корнилов, отдавая дань памяти своему другу, говорит: “Мне будет очень не хватать Робера. Он был жизнерадостным человеком, обладал огромным чувством юмора, ко всему относился с большой иронией. Если рассказывал о своей жизни, делал это очень смешно, но к проблемам других людей относился серьезно, многим помогал. Он со всеми дружил, никогда не был высокомерным человеком, слава Оссейна не испортила. Для Франции его уход огромная потеря, но мне кажется, что российские поклонники также опечалены его кончиной. Робер Оссейн навечно останется в памяти русских зрителей как яркий и талантливый актер”.

Автор: Анжела Якубовская

//www.pravda.ru/society/1580944-ossein/